Места памяти: нужны ли мемориалы на месте трагедий и почему при их создании легко ошибиться — Проще говоря — Проще говоря
Природные материалы и персонализация: тренды 2024 года в интерьере

Мария Элькина — о том, почему принимать решение о мемориале памяти трагедии в «Крокусе» слишком рано

Поделиться
Автор
Мария Элькина
Дата публикации
03.04.2024

После трагедии в «Крокус Сити Холле» возник неизбежный вопрос — как теперь быть со сгоревшим зданием и как увековечить память о случившемся. Мы попросили архитектурного критика Марию Элькину помочь ответить на него.

Мария Элькина

Мария Элькина

архитектурный критик, автор книги «Архитектура. Как ее понимать» и телеграм-канала «Город, говори»

Начать, наверное, нужно с того, что не существует одного правильного ответа, некоего универсального рецепта этичного решения. После катастрофы совершенно все может казаться неуместным. Просто восстановление концертного зала, чтобы в него люди ходили как ни в чем не бывало, для кого-то будет выглядеть кощунством. Превращение его в мемориал рискует обернуться безвкусицей. К тому же надо помнить, что у недвижимости есть собственники, земля стоит денег, и это обстоятельство невозможно не учитывать. Наконец, многое зависит от технических аспектов ситуации: насколько здание подлежит восстановлению или будет проще возвести на его месте что-то новое.

На самом деле, мысль о том, чтобы восстановить разрушенное трагедией здание не так уж и чужда культуре. Так сделали с пригородными дворцами под Петербургом и еще сотнями зданий по всему миру после Второй мировой войны. В таком упорстве имеет смысл видеть не только безразличие, но и демонстрацию стойкости. 

Однако тут есть два важных нюанса. Первый заключается в том, что все-таки современная культура скорее нацелена на проживание эмоций, чем на преодоление. Сочувствие и соучастие — важная часть процесса исцеления.

Давайте честно зададимся вопросом: остались ли сегодня восстановленные в 1950-е годы дворцы памятью о случившейся с ними трагедией? Многие ли из сезонных туристов помнят о том, что на самом деле перед ними не вполне наследие XVIII века?  

Кроме того, Петергоф и Царское Село после Великой Отечественной войны отстраивали заново еще и потому, что это были значительные памятники архитектуры. Ценность «Крокус Сити Холла» все же относится к компетенции специалистов по недвижимости, а не историков искусства.

Идея превратить «Крокус Сити Холл» полностью в мемориальную площадку тоже не кажется до конца жизнеспособной. Кроме уже упомянутых интересов собственников, тут есть еще слишком большой риск провала. Кто будет посещать этот мемориал, находящийся посреди дорог и парковки? Точно ли спешащие к метро люди захотят остановиться, а не проскочить скорее мимо него? Знаем ли мы мастера, который смог бы предложить что-то, что достойно заполнило бы собой это место?

Хрестоматийным примером увековечивания катастрофы, случившейся в многолюдном здании, стоит назвать место, где был разрушен Всемирный торговый центр на Манхэттене 11 сентября 2001 года. Сам участок, где стояли башни, превратили в мемориал, а рядом построили новый Всемирный торговый центр. В случае с «Крокус Сити Холлом» оптимальное решение видится похожим. Нужно оставить на участке и коммерческое здание, и памятник трагедии.

Мемориал в память о трагедии 11 сентября в Нью-Йорке

Следующий вопрос — каким именно мемориал должен быть. И должен ли он вообще быть попыткой художественного осмысления случившегося. 

Мемориальная архитектура одновременно очень проста и очень сложна. С одной стороны, все, что связано с памятью, тем более с памятью о несчастье, освящено тысячелетними традициями. Простые геометрические формы, темные или нейтральные цвета, все, что связано со сдержанностью и содержательностью — но совсем не обязательно с повествовательностью. 

Вместе с тем мир так значительно изменился за последние столетия, что уже не умеет непосредственно обращаться к опыту предков без риска попасть впросак, выглядеть неестественно. Мир знает огромное количество случаев, когда памятник не соответствует поводу для его установки

Некоторые увековечивания памяти революций и страшных войн, установленные при Тито в Югославии, многим кажутся откровенно уродливыми. Про памятник Второй мировой войны в Вашингтоне, вдохновленный ни много ни мало древним святилищем Стоунхендж, жители шутят, что его делал дантист, намекая на схожесть его силуэта с зубным протезом. Памятник героическим защитникам Ленинграда на площади Победы горожане в годы застоя называли стамеской. Очевидно, их ирония была направлена не на предмет увековечивания, а на скульптуру-обелиск, в которой они, вероятно, усматривали фальшь. 

Тут не помогают благие намерения: чтобы говорить о несчастье на художественном языке, нужна исключительная восприимчивость и талант и еще к тому же достаточное количество людей вокруг, способных его оценить. Откровенно говоря, такое довольно редко случается. 

Самым выигрышным способом говорить о случившемся в «Крокусе» была бы некая уважительная нейтральность — не в отношении к событию, но в выражении этого отношения. В конце концов, тут оно как раз одно на всех добрых людей, независимо от взглядов, социального статуса и веры. Может быть, достаточно оставить мемориальную табличку. Мне лично очень нравится, что в Кемерово в память о погибших в пожаре в «Зимней вишне» сделали сквер. Он, с одной стороны, заметен, а с другой — не может вызывать ни эстетических, ни этических разногласий.

Важно вот еще что. Коллективная память ведь бывает короткая и длинная, и у них разные функции. Увековечить то, что случилось недавно, — дань именно переживаниям, которые пока не требуют выводов и не допускают их. Но пройдет время, и мы увидим пожар и расстрел мирных людей в «Крокус Сити Холле» с некоторого расстояния, они встроятся в общее понимание смысла сегодняшних событий, чувства станут более зрелыми и внятными, боль — не такой острой. И тогда будет возможность поставить другой мемориал — возможно, в другом месте, который станет результатом долгого осознанного осмысления. Вот в нем, вероятно, получится искать художественную форму. Пока это, кажется, просто слишком тяжело.

Парк Ангелов в Кемерове, построенный на месте торгового центра «Зимняя вишня»

Что владельцы «Крокус Сити Холла» говорят о дальнейшей судьбе площадки

В Crocus Group, которой принадлежит комплекс «Крокус Сити», пока не решили, что будет со зданием «Крокус Сити Холла».  Во время террористической атаки на концертный зал здание загорелось. Площадь пожара достигла почти 13 тысяч кв. м, крыша концертного зала обрушилась.

Решение о том, будет ли здание восстановлено, будет зависеть от правительства и «общего мнения страны», заявил Эмин Агаларов, сын владельца Crocus Group Араза Агаларова. Он пообещал, что «какой-то мемориал обязательно будет создан». Или в новом зале, если он будет построен, или на месте сгоревшего зала. 


Изображения: обложка — Burak Can Oztas / iStock, 1 — naphtalina / iStock, 2 — anatoly_l / WikiMedia Commons

Ещё статьи
Изменение семейной ипотеки и другие новости за неделю
 
Уроки «Пизанской башни» из Сан-Франциско: должны ли собственники платить за ремонт аварийных зданий
 
найдите свое